Отношение к инфекциям и инфекционным заболеваниям человека в общей стратегии профилактической медицины

22 сентября 2009

Статья для сборника к 105-летию МИКБ

Н.П. Толоконская

Внимание человека издавна привлекали болезни, характеризовавшиеся стремительным распространением и тяжелым, "сваливающим с ног" течением, так и названные в свое время повальными. Древние архивы свидетельствуют, как человек страдал от проказы, холеры, бешенства, трахомы, глистных заболеваний. Так, эпидемия чумы в XIV веке опустошила европейские страны, уничтожив около 25 из 100 миллионов обитателей Европы. Пандемия гриппа 1918-1919 гг., в 3 месяца охватившая весь мир, вызвала более 500 миллионов заболеваний, погибло около 20 миллионов, которые преимущественно пришлись на цветущий возраст 20-30 лет. До этого пандемия гриппа 1889-1890 охватила 30-50% всего населения земли (Миленушкин Ю.И., 1949) До сих пор ежегодно малярия поражает до 300 – 500 миллионов людей и уносит в могилу более миллиона.

Проницательность и наблюдение жизни, обобщение эмпирических фактов в значительном временном масштабе служили предпосылками научного постижения сути этого природного явления. Так, еще в XVI веке итальянский ученый, поэт и врач Джироламо Фракасторо обосновал учение "О контагии, контагиозных болезнях и лечении" (1546г.), предвосхитив тем самым открытие микроорганизмов. С созданием Антони Ван Левенгуком, голландским натуралистом, микроскопа человеку открылся невидимый мир микробов. Русский врач, микробиолог Д.С. Самойлович, известный "охотник за чумой", еще в донаучную эру (конец XVIII века) обосновал гипотезу, что чума распространяется контагиозным путем посредством живого возбудителя, которого пытался найти под микроскопом. В это же время английский врач, натуралист Эдуард Дженнер прославился открытием вакцинации против натуральной оспы. Его соотечественник врач - анестезиолог Сноу прослыл основоположником современного эпидемиологического метода, ибо наблюдением открыл причину массового распространения холеры, самой активной болезни XIX века, не щадившей ни бедных, ни богатых.

Научная история инфекционных болезней начинается с XIX век века. Это было временем необычайного расцвета естествознания, становления научных представлений о мире. Пионеры в экспериментальных микробиологических исследованиях и использовании их в медицине – три корифея науки второй половины XIX века – французский химик Л.Пастер, немецкий врач Р.Кох и русский биолог И.И.Мечников делают уникальные открытия, продвинувшие человечество к будущим успехам профилактики, диагностики и терапии инфекционных болезней. Так, за период с 1874 по 1890гг. открыто 35 возбудителей. Открытие русским ботаником Д.И.. Ивановским вируса табачной мозаики в 1892 г. ознаменовало рождение вирусологии.

Родоначальниками новых научных направлений в изучении инфекционных болезней с позиций природной духовно-телесной целостности человека были основатели первой в России кафедры и клиники инфекционных болезней - С.П.Боткин, С.С.Боткин, Н.Я.Чистович, Н.К.Розенберг и др.

В XX веке с развитием микробиологии, бактериологии, вирусологии постигались многие тайны микромира. Лучшие традиции российской эпидемиологической науки строились на основе глубоких аналитических исследований механизмов возникновения и распространения инфекционных заболеваний. Системные позитивные изменения в различных сферах жизни человека - водоснабжение, питание, жилье, повышение уровня культуры населения и его благосостояния - давали ощутимые результаты в предупреждении инфекционных болезней. Клинический опыт, связанный в российской медицине с именами Н.И. Пирогова, С.П. Боткина, И.В. Давыдовского, Н.Ф. Гамалеи., А.Ф. Билибина и др., приумножался возможностями новейших способов молекулярной диагностики. Благодаря новым технологиям получила многогранное развитие терапия, обеспечивающая высокий уровень поддержания и восстановления гомеостаза организма. Это давало в совокупности ощутимые результаты в определенном снижении заболеваемости и в спасенных жизнях.

Но в сознании людей закрепилось однозначное отношение к инфекционным заболеваниям как к угрозе человеческой жизни, как к крайне негативному, нежелательному явлению. Такая односторонняя позиция определила на многие годы современной истории изучение инфекционных болезней В ОТРЫВЕ от человека, оставались вне внимания ,практической медицины неопровержимые научные факты, раскрывающие их природные корни и биологический смысл на целостной траектории жизни. В условиях разделения медицины на отдельные области и утраты целостного естественнонаучного представления о человеке особо сказались пагубные последствия искусственного отделения инфекционной патологии от общей терапии. С открытием новых поколений антисептиков, антибиотиков (А. Флеминг – 1929г), вакцин все более наращивались масштабы беспощадной борьбы с инфекциями и инфекционными болезнями под флагом мечты об их полной ликвидации. Еще не так давно - в 60-70–х годах XX столетия об этом свидетельствовали официальные программы партии и государства.

Сегодня при всех успехах в различных областях фундаментальной науки и медицинской практики никак нельзя признать нынешнее положение дел благополучным. Мы наблюдаем неблагоприятны едля человека изменения структуры и качества инфекционных болезней в пользу условно-патогенной флоры, простейших, грибов, вирусов и гельминтов при очевидных грубых нарушениях естественной бактериальной флоры организма. Проявились сотни новых инфекционных агентов, причастных к жизни человека, возвращаются старые болезни в новом качестве, часто у привитых (дифтерия и др.), наблюдается смещение на взрослый возраст ряда детских болезней (коклюш, корь, краснуха, ветряная оспа). Новые условия жизни, миграция людей содействуют ускоренным темпам расширения ареалов распространения тех или иных инфекций в природе, вовлеченности человеческой популяции (Лихорадка Западного Нила и др.). Медицина констатирует факты наращивания патогенности до сих пор лояльных видов, беспримерные формы агрессивности стойко укоренившихся около человека микробов в условиях массированной дезинфекции, антибактериальной терапии и всеобщей вакцинации (туберкулез, инфекционный эндокардит с летальностью до 40% и др.).

Стали совсем другими хорошо известные острые инфекционные заболевания, утратили во многом свой классический вид (брюшной тиф, грипп и др.), в чем лишь отчасти дань времени. В связи с определенной клинической безликостью они стали очень трудны для клинической диагностики. В условиях негативных изменений реактивности организма человека, популяционного иммунитета клиницисты констатируют факты утраты естественной цикличности острых заболеваний, низкую информативность совокупности внешних признаков острой болезни в определении их тяжести и прогноза, а главное, большие трудности с самоисцелением человека. Особо следует подчеркнуть возрастание роли хронических заболеваний, сопряженных с персистирующими инфекциями и не имеющих клинических рамок нозологической формы, и низкую клиническую эффективность их терапии (описторхоз, вирусные гепатиты, лямблиоз, герпетические инфекции и др).

Указанные негативные тенденции сопряжены со стремительным снижением общего уровня здоровья человека. С детства это находит свое выражение в термине “часто болеющие дети”, за которым кроются нарушения роста и развития, с ранних лет плохое состояние позвоночника, потеря зрения, низкий запас жизненных сил и уязвимость любым ничтожным фактором. За кадром любого, казалось бы, простого заболевания стоит несостоятельность сосудистой системы (дистония, аритмии, ранние и смертельные инфаркты, инсульты). Нарушения общей системы саморегуляции организма проявляются в новых формах нейроэндокринных и обменных расстройств (болезни щитовидной железы, сахарный диабет, остеопороз). Ранние процессы дегенеративного характера, в первую очередь, фиброз или атрофии в органах, доброкачественные и злокачественные опухоли указывают на глубокую внутреннюю болезнь, поражение клеточных структур с дедифференцировкой тканей. В неблагоприятном прогнозе особо значимы распространенные нарушения ментальной сферы (страх, депрессия, неврастения), определяющие неадекватность физиологических и сознательных реакций организма. И наконец, наиболее важным интегральным показателем утраты здоровья является нарушение репродуктивной функции, качественно новые формы женского и мужского бесплодия. Опыт последних десятилетий прояснил очевидную причастность инфекционных агентов ко всем видам соматической патологии.

Лекарственная болезнь закрепляет положение глубокой эндогенной интоксикации организма, дисбиоза, нерационального расходования резерва защиты, при котором трудно рассчитывать на сдерживание новых инфекционных агентов биологическими ресурсами организм,а. Это настоятельно требует осмысления масштабов негативных последствий для здоровья нации прямой агрессивной широкомасштабной борьбы с инфекциями.

Фундаментом нового направления стратегической деятельности медицины должна служить новая парадигма естествознания, представляющая синтез древних знаний с новейшими открытиями квантовой физики и эволюционной биологии. Проникновение в субатомный мир раскрыло особенное взаимодействие живых материальных тел, а именно информационное, которое является основным по своему масштабу и роли в живой природе. Носителями такой информации предполагаются торсионные поля, которые распространяются без затрат энергии и практически мгновенно, поскольку скорость распространения торсионных волн в миллион раз выше скорости света (Д. Бом,К. Прибрам, В.П.Казначеев и др.). В этом, вероятно, приближение к общему стержневому выражению истинной сути природного биосферного симбиоза, где каждый живой организм, живая клетка находятся в мгновенной связи со всем сущим, где всякая частица и всякое действие учтены. Понимание новой физической реальности постепенно становится краеугольным камнем в картине мировидения, дает новые знания о природе человека, ином уровне целостности высшего организма. Система информационного обеспечения его самоорганизации простирается далеко за привычные пределы человеческого существа. Организм строит себя из внешней среды, принимая одновременно потоки информации разных уровней, энергии,материальных веществ согласно меняющимся запросам организма в соответствии с общим планом жизни.

Становление каждого вида в эволюции является выражением новых форм межвидовых симбиотических отношений.Любой живой организм, как и человек,представляет собой произведение своеобразных сложных биоценозов. Так, в процессе длительной эволюции отдельные виды отбираются в качестве членов сообщества, оказываются подходящими функциональными компонентами для сообщества в целом. Взаимное приспособление симбионтов предполагает распределение и согласование их функций в едином потоке жизнеобеспечения. Это подразумевает формирование коопераций не только внутри микромира бактерий, вирусов,простейших и др., но и между ними и средами, в которых они сосуществуют и размножаются. По мере укрепления ассоциации утрачивается часть функций,необходимых для независимого существования симбионтов, симбиоз становится все более облигатным и менее склонным к разрыву установленных связей. Это проясняет биологическую обусловленность длительного или даже пожизненного сосуществования (персистенции) множества живых агентов в одном организме и даже в одной клетке.

Медицина с большим трудом и опозданием принимает положение, что микроорганизмы, причастные к жизнедеятельности организма человека, как и другие биологические виды, возникли в природе в ходе эволюции изначально независимо от человека, и являются естественными со членами экологических систем. А ведь именно так формулировалась главная суть концепции Е.Н.Павловского "О природной очаговости инфекционных и паразитарных болезней", прозвучавшая в его известном докладе еще 29 мая 1939года. Теперь смежные науки дают целостное представление об экологии микробов и новые подтверждения, что резервуаром возбудителей инфекционных заболеваний человека являются все со члены водных и почвенных биоценозов - простейшие, низшие ракообразные, черви, моллюски, насекомые, рыбы, холоднокровные и млекопитающие животные (Г.П. Сомов, В.ЮЛитвин и др). Роль основных носителей микроорганизмов, как предполагают ученые, принадлежит массовым планктонным организмам. Каналом выноса микробов в наземные экосистемы среди прочего являются высшие растения, изучается вопрос об их самостоятельной резервуарной роли в природных очагах. Общая картина дополняется наиболее изученной резервуарной ролью сотен видов животных для ранее известных и новых микроорганизмов,причастных к жизни человека.

Значит, мы все более утверждаемся во мнении, что нет ни одного представителя микромира, который бы имел пристанищем единственный биологический вид, тем более человека. Болезни, ранее относимые кантропонозам, перемещаются в рубрику сапрозоонозов (холера, брюшной тиф и др.). Так, еще в 1985 г. в докладе Комитета экспертов ВОЗ/ ФАО шигеллезы, как и туберкулез, фигурировали в перечне бактериальных зоонозов, причем в качестве источников шигелл указаны наряду с человеком приматы, собаки, лошади, летучие мыши и змеи. Границы человеческого, знания держат еще ряд инфекций, особо специализированных на данном историческом отрезке времени к человеку, в разряде чисто человеческих.

Живая связь биологических видов осуществляется благодаря уникальной экологической пластичности микроорганизмов. Это подразумевает их изменчивость до неузнаваемости, которая в широком смысле представляет формы и стадии, соответствующие межвидовым переходам, процессы диссоциациии реверсии, постоянные движения генома, взаимопревращения разных видов, резервация и консервация как совокупность приемов переживания микробами сверхнизкой температуры, радиации, суровых условий космоса, огромное давление вод океана, высокую температуру земных недр. Информационное поле микромира значительно сложнее, чем мы его понимаем на сегодняшний день, и соревноваться с ним в масштабах жизнеобеспечения, объявлять войну - дело бесперспективное и бессмысленное. В условиях массированного подавления, попытках искоренения искусственным путем определенного видам икроорганизмов антибиотиками и вакцинами мы наблюдаем, как показывает богатый опыт, лишь их видоизменение, беспримерные формы изменчивости, устойчивости и агрессивности или замещение со временем новыми, причем менее выгодными для человека. Так что отсутствие заболеваний даже на значительном историческом отрезке времени означает лишь иную временную форму и роль микроорганизма в новых отношениях природного симбиоза.

Таким образом, фундаментальная наука дает новое видение роли микромира в общем биосферном симбиозе как связующей информационной сети живых открытых систем, необходимой в осуществлении самоорганизации, саморазвития в поколениях.

Сама жизнь, зачатие и рождение,может состояться только в условиях симбиоза. Человек наполняется непрерывно в течение всей жизни, масштабы постоянного движения живого потока чрезвычайно велики. Живые агенты (бактерий, вирусов, простейших, грибов и гельминтов), причастные к жизни человека, исчисляются тысячами биологических видов.

Понятие "восприимчивость" в этих отношениях означает взаимное приспособление, т.е. давнееисторическое знакомство хозяина с определенным видом микроорганизмов, их сложившиеся отношения - временные или постоянные, которые достаются в отточенном виде каждому новому поколению. Это отражается в способах проникновения, преимущественных местах пребывания, определенной специализации в отношении человека. Сопряженность общего движения эндобиоценоза с другими реакциями внутренней среды – сосудов, метаболических, регенераторных, санирующих составляет суть иммунитета целого организма как системы универсального контролирования и регулирования множества инфекций. Это объясняет причастность микроорганизмов к любому движению жизни в организме – в здоровье и болезни. Баланс этого функционального соотношения между различными видами и составляет основу рационального жизнеобеспечения. Вот почему риск массовых заболеваний, эпидемии, как явлений биосферного порядка, не является основанием для ожесточенной борьбы с инфекциями как биологическим явлением на уровне индивидуума и человеческой популяции. В вариабельности показателей заболеваемости следует, в первую очередь, усматривать природные биологические причины разных порядков.

Острые инфекционные болезнипредставляют собой лишь частный случай природного взаимодействия живых видов и естественное явление на траектории здоровья. Патогенность как временная агрессивность инфекционного агента является интегральным результатом общего движения симбиоза в результате действия множественных причин (организменного, популяционного, биосферного уровней). Независимо от нозологической формы проявления острых инфекционных заболеваний состоят в разном сочетании универсальных экскреторных и иммунных реакций организма (лихорадка, пот, экзантема, диарея, острое воспаление), сообразных долгосрочным целям его саморазвития. Их естественная цикличность свидетельствует о должной реактивности организма и его высокой способности к само исцелению. Такое поведение организма, обретающее вид острой болезни, направлено на разрешение токсикоза и в целом на снижение энтропии (разупорядоченности биологической системы).

Глобальная химическая война против микромира принесла организму человека непоправимый вред, разрушив созданный эволюцией симбиоз, природные связи, а значит, систему информационного обесп,ечения процесса само организации. Утрачивается истинная регулирующаяроль острых циклических инфекционных заболеваний, что неизбежно порождает грубые смещения в гармонии жизнеобразующих процессов организма. За естественными природными отклонениями от зоны комфорта, подчиненными общей гармонии, (эпидемии, индивидуальная болезнь) стоит определенная предуготованность новых этапов развития, логика общего порядка жизни. В условиях же длительного и глубокого состояния диссимбиоза мы оказываемся в условиях высочайшего риска непредсказуемых по формам и тяжести катаклизмов, среди которых невиданные инфекционные болезни. (У Натальи Петровны много единомышленников среди профессионалов: Кауров Борис Александрович, patho-not.narod.ru/page6_1.html: «за последние 40 лет человечество получило 72 новые инфекции. При этом каждый год возникают еще две-три инфекции, опасные для человека»). Избежать ответного удара в виде грозных хаотических мутаций в микробном мире уже не представляется возможным. ВИЧ, коровье бешенство, вирусные поражения растений,птиц – это только некоторые из ответных реакций природы на тотальную химиоиантибиотико терапию.

Но самое главное, что существомедицинской проблемы, связанной синфекциями, состоит не только и нестолько в риске эпидемий и тяжестиострых инфекционных болезней. На первыйплан выходит значение клинически скрытой агрессииперсистирующих инфекций, что в условиях серьезных нарушений механизмов саморегуляции организма (диссимбиоза) находит свое выражение в стремительном и неуклонном прогрессировании тех или иных видов соматической патологии. Фактически речь идет об угрозе вырождения человеческой сущности. По официальным прогнозам, ожидаемая продолжительность жизни при рождении в 2003 году для жителей России составляет 66,6 лет!

Таким образом, знание сущности симбиозов, которые составляют натуру нашего здоровья, дает новое интегральное представление о физиологии и патологии человека, где причиной тех или иных изменений надо считать не внедрение отдельного хорошо известного бактериального, вирусного, протозойного, грибкового начала, а изменение целого ландшафта. Обращение сегодня к проблеме причинности в медицине требует обозначения ведущей роли диссимбиоза как глобального биологического явления в прогрессировании дестабилизационных процессов в организме человека в масштабах популяции (В.П.Казначеев, 2008). Это требует признания целесообразности только биологических приемов защиты, суть которых заключена в поддержании исторически сложившегося симбиоза как основы рационального жизнеобеспечения. Такая позиция открывает большие возможности исцеления человека с любой сочетанной соматической патологией, обеспечение высокого уровня его здоровья при неизбежной длительной персистенции большинства инфекционных агентов. Широкое внедрение в общую врачебную практику простых без вредных приемов биологического регулирования организма в период любых острых инфекционных заболеваний создаст мощную основу для первичной профилактики и успешного исцеления сложных хронических заболеваний внутренних органов.


Кафедра инфекционных болезнейНГМУ находится на базе Городскойинфекционной клинической больницы поадресу: город Новосибирск, ул. С. Шамшиных, 40.

Телефон кафедры: (383) 218-19-95.