Каша на экспорт

Semper осваивает рынки СНГ

Основатель шведской продуктовой компании Semper Аксель Веннер-Грен в 1938 году собирался вывести свое детище на зарубежные рынки. В реальности для этого потребовалось 60 лет. Сейчас Semper начнет охоту за доходами молодых семей в России и других странах СНГ.

На презентации компании в посольстве Швеции в Москве руководители Semper пообещали потеснить ведущих игроков рынка детского питания в странах СНГ – Nestle, Hipp, Nutricia. Прежде всего атаку шведов другим производителям придется отражать в премиальном сегменте.

Semper уже 8 лет проработала на российском рынке и смогла заполучить, по ее собственным оценкам, почти 17% в сегменте премиум. Но в 1997 году компания пришла в Россию рановато – кошельки молодых родителей были не настолько толстыми, чтобы они смогли позволить себе покупать прилично стоящие (от $5 за 300 грамм заменителя грудного молока) шведские молочные смеси и баночки с детским пюре.

Теперь дела шведов могут пойти по-другому – платежеспособность жителей России и других стран СНГ постепенно повышается. К примеру, реальные доходы россиян в 2004 году по сравнению с 2003-м увеличились на 7,8%. «Динамика роста продаж детского питания Semper в России и СНГ составляет 17 – 19% в год, существенно превышая динамику роста рынка детского питания в целом, – считает директор экспортного департамента Semper Кристина Хедстрем. – К 2008 году мы сможем увеличить присутствие на рынке детского питания постсоветских стран в премиальном сегменте до 30%».

«Молочный брат» Геринга

К концу 1930-х годов создатель компании Electrolux Аксель Веннер-Грен понял, что достиг своей цели в производстве бытовой техники. Его компания к тому времени имела 5 заводов, в том числе за пределами Швеции, и 25 филиалов по всему миру. Акции Electrolux торговались на Лондонской бирже. Техника компании получила постоянную прописку во многих домах мира. Веннер-Грен постепенно отстранялся от оперативного управления компанией, а затем в 1939-м покинул и пост председателя совета директоров. Теперь ему оставалось только получать дивиденды со своих 49,6% акций в Electrolux и наслаждаться отдыхом.

Впрочем, такая жизнь вскоре наскучила Веннер-Грену. Поиски новых проектов для инвестиций привели предпринимателя к далекой от бытовой техники отрасли. В те годы сотрудница молокозавода в Ридсгарде Нинни Кронберг придумала новый метод высушивания молока. Он позволял сохранять в порошке присущие молоку питательные вещества и жиры, при этом его можно было хранить длительное время. Веннер-Грен заинтересовался изобретением, запатентовал его, и в 1938 году 57-летний предприниматель занялся совершенно новым бизнесом – он создал фирму по изготовлению сухого молока Svenska Mjolkprodukter AB (SMP).

Через год «охотник за молочными рецептами» закончил строительство первого в Швеции завода по производству сухого молока, и 1 сентября 1939 года, в день, когда Германия напала на Польшу, развязав Вторую мировую войну, предприятие в Кимстаде выпустило первую партию продукта.

Аксель Веннер-Грен хотел сделать из своей компании ведущего экспортера сухого молока в Европе, однако эти планы нарушила война. Партия молока, предназначенная для Франции, так и не вышла из порта Гетеборга. Этому помешали взгляды основателя компании. Веннер-Грен симпатизировал идеям нацизма, он дружил с Германом Герингом и даже в 1939 году по его поручению пытался уговорить Теодора Рузвельта не допустить участия США в «европейском конфликте». В результате Веннер-Грен отказался от сотрудничества с противниками Германии и переориентировал производство молочного порошка на внутренний рынок.

В Швеции Веннер-Грену удалось получить правительственный заказ на поставки сухого молока для государственного продовольственного резерва. Эта сделка была для Svenska Mjolkprodukter настолько удачной, что во время войны ей даже удалось построить второй завод в Гетене.

Некоторые историки утверждают, что молочный бизнес был не единственным полем деятельности предпринимателя, и что в годы войны Веннер-Грен был доверенным лицом по инвестированию капиталов руководства третьего рейха в экономику Аргентины. Во всяком случае, шведский бизнесмен проявлял живой интерес к скупке аргентинских промышленных предприятий.