Отравления грибами

Отравления грибами случались всегда. Но раньше — меньше. А теперь грибники уходят на «тихую охоту»... и не возвращаются. Десятками. Сотнями. Раньше люди собирали три (!) вида грибов: белые, грузди и рыжики. Еще иногда подосиновики и лисички. Совсем уже от бескормицы — какие-нибудь осенние опята и чернушки (черные грузди). А теперь? Я сам, в принципе, что называется «беру в корзину» около 300 видов съедобных грибов. Но в последние пять лет происходит нечто невообразимое. Выберитесь летом в подмосковный лес неподалеку от столицы — и вы поймете, о чем я говорю. Кроме казненных посредством
пинка мухоморов, там вообще не будет никаких грибов! Все выметено, трава покрыта (прибита) такой сетью тропинок, будто по ней прошла армия. Собирают такие грибы, которые и я порой не решаюсь взять.

Раньше люди знали грибы «в лицо» — они жили среди природы. Теперь они знают грибы, которые им показали в детстве родители (а память — она такая непростая штука...), либо знакомые (а с одного раза запом
нишь не всякий гриб). Но самое удивительное в том (а я знаю это точно, я общался и расспрашивал), что многие грибы, которые не белые и не подосиновики, люди у нас знают по книгам. Здорово, правда? По нашим родным прекрасным книгам, в которых нет ни одной качественной фотографии и редки профессиональные описания самих грибов. В узком кругу микологов (это те ученые, которые изучают грибы), хорошо известно, что никакого рода изображение, кроме высококачественной цветной фотографии, не может дать представления о внешнем облике гриба: ни акварель, ни гуашь, ни черно-белые картинки, ни даже цветные фотографии, выполненные на плохого качества бумаге. А ведь есть еще и книги вообще без иллюстраций — с одними описаниями. И грибники не возвращаются с «охоты»...

Раньше люди спокойно собирали съедобные грибы (те же белые), твердо зная, что отравиться ими нельзя. Теперь всем известно, что отравление съедобными видами — обычное дело.

И действительно, собрав грибы, скажем, в 200 километрах от какого-нибудь завода по производству ракетного топлива, они получают вместе с ними летальную дозу радионуклидов (ну все бывает, ну случился
ма-а-аленький такой выброс — ведь не нарочно же...), и последнее, что они слышат перед смертью: «Э, брат, да это был гриб-мутант, это все козни бледных поганок. Они, бледные поганки, такие. И в белый гриб превратиться могут». Здорово,правда?

Один очень образованный и очень уважаемый мной человек сказал мне: «Ты напиши им (грибникам — М. В.), чтобы они хоть серебряную ложку в кастрюлю [с грибами] клали».

Михаил Вишневский
кандидат биологических наук