Необходимо знать и помнить

Во-первых, вакцинированный и не вакцинированный без диагностического обследования (!) - установления фактической защищённости - находятся в одинаковом положении неизвестности в отношении заболевания, если ребёнок восприимчив к дифтерии, полиомиелиту и пр.


Во-вторых, каждая инфекционная болезнь имеет свой инкубационный период, а значит - время карантина. Следовательно, инфекционная болезнь не может продолжаться "вечность" или как это происходило с "эпидемией дифтерии" - с 1989 по 1997 г. (!), по усмотрению начальника - администратора от санэпидслужбы.

Иными словами, нельзя превращать временное явление в "пожизненное", не понимая при этом, что затянувшаяся вспышка заболевания или, хуже того, вспышка, перешедшая в истинную эпидемию, - это демонстрация отсутствия санитарно-эпидемиологического надзора и в целом отсутствие такой службы в России, не говоря уж об отсутствии грамотных инфекционистов. В век антибиотиков заявлять об эпидемии дифтерии могут лишь безнадёжно бессильные и неграмотные управленцы Минздрава!

Немалый вклад в текст закона сделан РНКБ РАН, который противопоставил и отстоял вариант закона, вступившего в силу на территории Российской Федерации с 22 сентября 1998 г., т. е. с момента опубликования его в СМИ - в "Российской газете".

Первоначальный проект Закона, представленный Минздравом и ГосНИИ стандартизации и контроля (ГНИИСКом) медицинских биологических препаратов им. Л. А. Тарасевича, представлял собой обычную, прежнюю инструкцию - инструмент насилия и принуждения, командно-административного воздействия на граждан, наделявший медработников различными карающими функциями в случае отказа граждан от прививки.

В период работы над Законом в Комитете здравоохранения Госдумы экспертно-рабочая группа чётко разделилась на две подгруппы. Первая вместе с представителями Госдумы отстаивала проект ныне действующего Закона (Д. В. Колесов, Б. Г. Юдин, Г. П. Червонская, С. И. Умецкая, В. С. Царькова, С. В. Полубинская, В. Ф. Шарапов, Председатель комитета здравоохранения и др. ); вторая (В. Ф. Учайкин, В. К. Таточенко, Н. А. Озерецковский, Г. Ф. Лазикова, А. А. Моннсов и пр. ) настаивала на утверждении в Законе статей: об обязательности и непременной плановости прививок, непринятии не привитых детей ни в одно организованное учреждение, а также о запрете выплаты денег по листку нетрудоспособности в случаях, когда не привитой заболеет инфекционной болезнью, "управляемой прививкой". Были предложения по применению и других карательных мер...

Согласно действующему Закону, граждане и родители собственных (!) детей до 15 лет имеют свободу выбора при оказании этого вида медицинской помощи. Медицинские работники обязаны руководствоваться в своих действиях положениями действующих законов, среди которых главное место занимают "Основы законодательства об охране здоровья граждан" (1993), где в статьях 24, 30-34 сказано: "Несовершеннолетние, достигшие 15 лет, имеют право на добровольное, информированное согласие при медицинском вмешательстве или на отказ от него"...

Вновь принятые законы соответствуют Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам прав человека.


Международными правилами предусмотрена возможность медицинского вмешательства без согласия гражданина лишь в особых случаях, когда:

тяжесть физического или психического состояния не позволяет пациенту принять осознанное решение, т.е. когда пациент недееспособен, например, из-за психического расстройства, и является опасным для окружающих;
пациент является источником опасности как носитель возбудителя инфекционной болезни, например, туберкулеза, дифтерии, не исключено, и ВИЧ-инфекции, если будет доказано само существование вируса иммунодефицита человека.

Не угрозы и запугивания, а совесть, долг и знания должны определять поступки врача при оказании профилактической медицинской помощи - вакцинации.