Культ чая как элемент дзен-буддизма

В начале всех дзэнских искусств включен иероглиф «до» — «путь»: «кен-до» — путь меча, «кюдо» — путь лука, «дзюдо» — гибкий путь. «Путь чая» — звучит как «тядо». Так следующие ему, называют простое, казалось бы действие — выпить чашечку чая. На западе большое распространение получило название «`чайная церемония », по-японски «Тя-но-ю».

Связь Дзен и чая вошла в пословицы и чайная церемония явилась развитием ритуала Дзен. Имя Лао-Цзы, основателя Даосизма, также тесно с историей чая. Родоначальником церемонии поднесения чая гостю был Гуань Инь, знаменитый ученик Лао-Цзы, который первым у ворот заставы Хань преподнес старому философу чашку золотого эликсира.

Практически каждый чайный мастер имел наставников в дзэнских храмах и в той или иной степени занимался дзэнской практикой. Большими поклонниками и знатоками чайного действа были настоятели храмового комплекса Дайтокудзи в Киото. Они являлись и духовниками ведущих чайных мастеров страны, а некоторые даже идеологами чайной церемонии. Контакты священнослужителей с «чайными людьми» носили весь массовый и многоплановый характер.

Дзэнские идеологи сыграли весьма значительную роль в систематизации философских и эстетических принципов чаепитий-ваби. Ваби – трудно переводимое на другие языки понятие, передающее идею внутреннего благородства, красоты, скрывающихся за внешней простотой и неказистостью, это свобода от притязаний ко всему земному (богатству, чувственным удовольствиям).

В первой половине ХУШ в. Формируется система руководства чайными школами, существующими до настоящего времени. Лидером школы, пользующимся беспрекословным авторитетом становится «глава дома» (иэмото). Иэмото аттестовали прошедших профессиональную подготовку чайных мастеров, определяли стратегию и тактику деятельности школы в конкретной ситуации и т. п. В определенном смысле школы стали напоминать средневековые корпорации ремесленников.

Учреждение института иэмото консервировало традицию, резко уменьшало вероятность отступления от канона. В связи с канонизацией правил поведения чайной церемонии стал вопрос о методике подготовки достаточно большого количества чайных мастеров. Данная проблема была весьма успешно разрешена. Был разработан комплекс из семи тренировочных упражнений, выполняя которые ученик приобретал необходимые навыки мастера. Четыре или пять будущих чайных мастеров объединялись в группу и проводили чаепитие, выполняя поочередно роль «хозяина», отрабатывая по определенной методике соответствующие движения.

Однако главным в семи упражнениях был не детально разработанная методика обучения, а их дзен — буддистский дух. Число упражнений и их содержание соотносится с семью «вещами», которыми должен обладать учитель дзена:

1. великая способность и великое действие;

2. быстрота интеллекта (сообразительность);

3. духовность в речах;

4. решимость убивать или даровать жизнь в зависимости от обстоятельств;

5. ученость и опыт;

6. ясность в осознании собственных восприятий;

7. способность свободно появляться и исчезать.

Таким образом, делая семь упражнений, ученик постигал и истины дзэнского учения, лежащего в основе чаепитияваби.