Чай-ваби

Чай-ваби, по сути, изначально осмыслялся в качестве своеобразного заменителя полноценной даосской медитации для мирян, стремившихся обрести просветление, но не имеющих возможности стать монахами дзэнского монастыря. Чайное действо благодаря умелой организации по определенным правилам должно было явиться эквивалентом медитирования. Именно в этом смысле нужно понимать «чайное самадхи», которое встречается в «Записках о дзэнском чае». Самадхисостояние «погруженности», глубокой сосредоточенности на одном объекте, медитирование как состояние.

Таким образом, участник чайной церемонии вступал на путь постижения шуньи, открытия своей истинной природы, этой задаче была подчинена вся организация чайного действа. По словам Нанрэя Сохаку, монаха из храма Дайокудзи, «искусство чая – эстетическое выражение дзена», поэтому экстерьер, интерьер, утварь и сам ритуал чаепития должны оказывать эстетическое воздействие на участника церемонии, направленное на создание у него психического состояния, которое возникает у него в процессе медитирования. Организация чайного действа подчинялась дзэнскому правилу использования минимума средств, имеющих знаковую природу и повышения их ассоциативности.